Рисунок алеши из сказки черная курица


Слайд 1

Иллюстрации к повести А. Погорельского «Чёрная курица, или П одземные жители» Работа ученика 5 класса «Б» Канева Валентина Руководитель – Язева Т.В. Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа» пгт.Кожва 2014 — 2015

Слайд 2

Алексей Алексеевич Перовский придумал и записал волшебную повесть «Черная курица, или Подземные жители» для своего племянника тогда, когда Алеше (племяннику) было не более девяти или десяти лет, как и Алеше, герою сказки.

Слайд 3

Чтение книг было единственным утешением Алёши в воскресные и праздничные дни.

Слайд 4

Алёша подбегал к забору. Становился на цыпочки и пристально смотрел в круглые дырочки, которыми усеян был забор.

Слайд 5

Алёша так неожиданно бросился на шею к кухарке, что она упустила из рук Чернушку.

Слайд 6

Алёша немного приподнялся в постели и ещё яснее увидел, что простыня шевелится…. Вдруг белая простыня приподнялась, и из- под неё вышла… чёрная курица!


Слайд 7

Тут Чернушка закудахтала странным голосом, и вдруг откуда не взялись маленькие свечки в серебряных шандалах, не большие как с Алёшин маленький пальчик.

Слайд 8

И он смело последовал за нею. Из глаз её выходили как будто лучи, которые освещали всё вокруг них, хотя не так ярко, как маленькие свечки.

Слайд 9

Алёша в первой комнате увидел всякого рода старинную мебель…. Алёша хотел было остановиться, чтоб рассмотреть мебель, а особливо фигуры на лежанке, но Чернушка ему не позволила.

Слайд 10

Они вошли во вторую комнату — и тут –то Алёша обрадовался! В прекрасной золотой клетке сидел большой серый попугай… подле попугая стояла кровать с белыми занавесками, сквозь которые он мог различить старушку… в другом углу стояла такая же точно кровать, где спала другая старушка, а подле неё сидела серая кошка. Проходя мимо неё, Алёша не мог утерпеть, чтоб не попросить у ней лапки…

Слайд 11

В конце залы была большая дверь из светлой жёлтой меди. …соскочили со стен два рыцаря, ударили копьями об щиты и бросились на чёрную курицу. Чернушка подняла хохол , распустила крылья… вдруг сделалась большая, большая, выше рыцарей, и начала с ними сражаться!

Слайд 12

….вошло множество маленьких людей, ростом не более как с пол-аршина, в нарядных разноцветных платьях.


Слайд 13

Дорожки усеяны были крупными разноцветными камешками, отражавшими свет от бесчисленных маленьких ламп, которыми увешаны были деревья…

Слайд 14

….охотники пустились скакать во всю прыть по разным переходам и коридорам. Долго они так скакали, и Алёша от них не отставал, хотя с трудом мог сдерживать бешенную палку свою…Вдруг из одного бокового коридора выскочило несколько крыс, таких больших, каких Алёша никогда не видывал…

Слайд 15

… учители не могли нахвалиться Алешею. Все уроки без исключения знал он совершенно, все переводы с одного языка на другой были без ошибок, так что не могли надивиться чрезвычайным его успехам.

Слайд 16

Принесли розги… Алеша был в отчаянии! В первый еще раз с тех пор, как существовал пансион, наказывали розгами, и кого же — Алешу, который так много о себе думал, который считал себя лучше и умнее всех! Какой стыд!.. Он, рыдая, бросился к учителю и обещался совершенно исправиться…

Слайд 17

На другой день поутру дети, проснувшись, увидели Алешу, лежащего на полу без памяти. Его подняли, положили в постель и послали за доктором, который объявил, что у него сильная горячка.

Источник: nsportal.ru

1. Иллюстрации к сказке А.Погорельского «Чёрная курица, или Подземные жители»


ИЛЛЮСТРАЦИИ К
СКАЗКЕ
А.ПОГОРЕЛЬСКОГО
«ЧЁРНАЯ КУРИЦА,
ИЛИ ПОДЗЕМНЫЕ
ЖИТЕЛИ»
В иллюстрациях
М.
Бычкова

2.

«…к этому дому принадлежал
довольно пространный двор,
отделенный от переулка деревянным
забором из барочных досок. Ворота и
калитка, кои вели в переулок, всегда
были заперты, и поэтому Алеше
никогда не удавалось побывать в
этом переулке, который сильно
возбуждал его любопытство. Всякий
раз, когда позволяли ему в часы
отдыха играть на дворе, первое
движение его было — подбегать к
забору. Тут он становился на цыпочки
и пристально смотрел в круглые
дырочки, которыми был усеян забор.
Алеша не знал, что дырочки эти
происходили от деревянных гвоздей,
которыми прежде сколочены были
барки, и ему казалось, что какаянибудь добрая волшебница нарочно
для него провертела эти дырочки. Он
все ожидал, что когда-нибудь эта
волшебница явится в переулке и
сквозь дырочку подаст ему игрушку,
или талисман, или письмецо от
папеньки или маменьки, от которых
не получал он давно уже никакого
известия».

3.

«Вдруг сердце у Алеши еще
сильнее забилось: ему
послышался голос любимой его
Чернушки! Она кудахтала
самым отчаянным образом, и
ему показалось, что она
кричит:
Кудах, кудах, кудуху!
Алеша, спаси Чернуху!
Кудуху, кудуху,
Чернуху, Чернуху!
Алеша никак не мог долее
оставаться на своем месте.
Он, громко всхлипывая,
побежал к кухарке и бросился
к ней на шею в ту самую
минуту, как она поймала уже
Чернушку за крыло».

4.


«Между тем отворили настежь
все двери; и учительша начала
приседать в ожидании столь
почтенного гостя, который вскоре
потом показался. Сперва нельзя
было видеть его за толстою
учительшею, стоявшею в самых
дверях; но когда она, окончив
длинное приветствие свое, присела
ниже обыкновенного, Алеша, к
крайнему удивлению, из-за нее
увидел… не шлем пернатый, но
просто маленькую лысую головку,
набело распудренную,
единственным украшением
которой, как после заметил Алеша,
был маленький пучок! Когда
вошел он в гостиную, Алеша еще
более удивился, увидев, что,
несмотря на простой серый фрак,
бывший на директоре вместо
блестящих лат, все обращались с
ним необыкновенно почтительно».

5.

«Он взглянул на стоявшую подле
него кровать, немного освещенную
месячным сиянием, и заметил, что
белая простыня, висящая почти до
полу, легко шевелилась. Он
пристальнее стал всматриваться: ему
послышалось, как будто что-то под
кроватью царапается, и немного
погодя показалось, что кто-то тихим
голосом зовет его:
— Алеша, Алеша!
Алеша испугался! Он один был в
комнате, и ему тотчас пришло на
мысль, что под кроватью должен
быть вор.


потом, рассудив, что
вор не назвал бы его по имени, он
несколько ободрился, хотя сердце в
нем дрожало. Он немного
приподнялся в постели и еще
яснее увидел, что простыня
шевелится, еще внятнее услышал,
что кто-то говорит:
— Алеша, Алеша! Вдруг белая
простыня приподнялась, и из-под
нее вышла… черная курица!»

6.

«- Если ты меня не боишься, продолжала курица, — так поди за
мною: я тебе покажу что-нибудь
хорошенькое. …Когда Алеша
был готов, Чернушка опять
закудахтала, и все свечки
исчезли.
— Иди за мною! –
сказала она ему.
И он смело
последовал за нею. Из глаз ее
выходили как будто лучи,
которые освещали все вокруг
них, хотя не так ярко, как
маленькие свечки. Они прошли
через переднюю.
— Дверь заперта ключом, — сказал
Алеша; но курочка ему не
отвечала: она хлопнула
крыльями, и дверь сама собою
отворилась».

7.

«- Не трогай здесь ничего, сказала она. — Берегись
разбудить старушек!
Тут
только Алеша заметил, что
подле попугая стояла кровать с
белыми кисейными
занавесками, сквозь которые он
мог различить старушку,
лежащую с закрытыми глазами;
она показалась ему как будто
восковая.


другом углу стояла
такая же точно кровать, где
спала другая старушка, а подле
нее сидела серая кошка и
умывалась передними лапами.
Проходя мимо нее, Алеша не
могу терпеть, чтоб не
попросить у нее лапки… Вдруг
она громко замяукала, попугай
нахохлился и начал громко
кричать: "Дуррак! дуррак!" В то
самое время видно было
сквозь кисейные занавески, что
старушки приподнялись в
постели. Чернушка поспешно
удалилась, и Алеша побежал за

8.

«Вдруг вошли они в залу,
освещенную тремя большими
хрустальными люстрами. Зала
была без окошек, и по обеим
сторонам висели на стенах
рыцари в блестящих латах, с
большими перьями на
шлемах, с копьями и щитами в
железных руках. Чернушка шла
впереди на цыпочках и Алеше
велела следовать за собою
тихонько- тихонько… В конце
залы была большая дверь из
светлой желтой меди».

9.

«…и вошло множество
маленьких людей, ростом не
более как с пол аршина, в
нарядных разноцветных
платьях. Вид их был важен:
иные по одеянию казались
военными, другие гражданскими чиновниками. На
всех были круглые с перьями
шляпы наподобие испанских.
Они не замечали Алеши,
прохаживались чинно по
комнатам, и громко между собой
говорили, но он не мог понять,
что они говорили. Долго смотрел
он на них молча…»

10.


«Сначала повел он его в сад,
устроенный в английском вкусе.
Дорожки усеяны были крупными
разноцветными камешками,
отражавшими свет от бесчисленных
маленьких ламп, которыми
увешаны были деревья. Этот блеск
чрезвычайно понравился Алеше.
Камни эти, — сказал министр, — у вас
называются драгоценными. Это все
брильянты, яхонты, изумруды и
аметисты.
— Ах, когда бы у нас этим
усыпаны были дорожки! — вскричал
Алеша.
— Тогда и у вас бы они так
же были малоценны, как здесь, отвечал министр.
Деревья также
показались Алеше отменно
красивыми, хотя притом очень
странными. Они были разного цвета:
красные, зеленые, коричневые,
белые, голубые и лиловые. Когда
посмотрел он на них со вниманием,
то увидел, что это не что иное, как
разного рода мох, только выше и
толще обыкновенного. Министр
рассказал ему, что мох этот
выписан королем за большие деньги
из дальних стран и из самой глубины
земного шара».

11.

«- Вы обещались взять меня с
собою на охоту, — сказал он.
Очень хорошо, — отвечал министр. Я думаю, что лошади уже
оседланы.
Тут он свистнул, и
вошли конюхи, ведущие в поводах
палочки, у которых набалдашники
были резной работы и
представляли лошадиные головы.
Министр с большой ловкостью
вскочил на свою лошадь.


еше
подвели палку гораздо более
других.
— Берегись, — сказал
министр, — чтоб лошадь тебя не
сбросила: она не из самых
смирных.
Алеша внутренне
смеялся этому, но когда он взял
палку между ног, то увидел, что
совет министра был
небесполезен. Палка начала под
ним увертываться и манежиться,
как настоящая лошадь, и он насилу
мог усидеть».

12.

«Настал понедельник, съехались
пансионеры, и начались классы.
От десяти часов до двенадцати
преподавал историю сам
содержатель пансиона. У Алеши
сильно билось сердце… Пока
дошла до него очередь, он
несколько раз ощупывал
лежащую в кармане бумажку с
конопляным зернышком… Наконец
его вызвали. С трепетом подошел
он к учителю, открыл рот, сам
еще не зная, что сказать, и безошибочно, не останавливаясь,
проговорил заданное. Учитель
очень его хвалил; однако Алеша
не принимал его хвалу с тем
удовольствием, которое прежде
чувствовал он в подобных
случаях. Внутренний голос ему
говорил, что он не заслуживает
этой похвалы, потому что урок
этот не стоит ему никакого труда».

13.

«В продолжение нескольких
недель учители не могли
нахвалиться Алешею. Все
уроки без исключения знал он
совершенно, все переводы с
одного языка на другой были
без ошибок, так что не могли
надивиться чрезвычайным его
успехам. Алеша внутренне
стыдился этим похвалам: ему
совестно было, что
поставляли его в пример
товарищам, тогда как он вовсе
того не заслуживал».

14.


«В течение этого времени
Чернушка к нему не являлась,
несмотря на то, что Алеша,
особливо в первые недели после
получения конопляного
зернышка, не пропускал почти
ни одного дня без того, чтобы
ее не звать, когда ложился
спать».

15.

«- Ах, Чернушка! — сказал
Алеша вне себя от радости. Я не смел надеяться, что с
тобою увижусь Ты меня не
забыла?
— Нет, — отвечала она, — я не
могу забыть оказанной тобою
услуги, хотя тот Алеша,
который спас меня от смерти,
вовсе не похож на того,
которого теперь перед собою
вижу. Ты тогда был добрый
мальчик, скромный и учтивый,
и все тебя любили, а теперь… я
не узнаю тебя!
Алеша горько заплакал, а
Чернушка продолжала давать
ему наставления. Долго она с
ним разговаривала и со
слезами упрашивала его
исправиться».

16.

«Принесли розги… Алеша был в
отчаянии! В первый еще раз с
тех пор, как существовал
пансион, наказывали розгами,
и кого же — Алешу, который
так много о себе думал,
который считал себя лучше и
умнее всех! Какой стыд!..


,
рыдая, бросился к учителю и
обещался совершенно
исправиться…
— Надобно было думать об этом
прежде, — был ему ответ.
Слезы и раскаяние Алеши
тронули товарищей, и они
начали просить за него. А
Алеша, чувствуя, что не
заслужил их сострадания, еще
горше стал плакать».

17.

«Еще в течение нынешней
ночи король с целым народом
своим должен переселиться
далеко-далеко от здешних
мест! Все в отчаянии, все
проливают слезы. Мы
несколько столетий жили
здесь так счастливо, так
покойно!»

18.

«На другой день поутру дети,
проснувшись, увидели Алешу,
лежащего на полу без памяти.
Его подняли, положили в
постель и послали за доктором,
который объявил, что у него
сильная горячка».

Источник: ppt-online.org

Еще одна книга с иллюстрациями А.Д. Рейпольского в нашей коллекции — «Черная курица, или подземные жители» А. Погорельского («Художник РСФСР», Лениград, 1989).
Эта книга была у меня дома, но в переездах канула в Лету. Но поскольку я ее очень любила, то детям купила у букиниста.
До «Сказок» Пушкина она была, наверное, самой большой иллюстрированной Рейпольским детской книжкой, по-крайней мере, из известных мне. Были еще «россыпью» сказки Шарля Перро, но эта была очень большая, нарядная и красочная.
Как и в «Сказках» Пушкина, в ней все замечательно — и обложка, и форзац, и заставки, и рамочки на каждой странице, и небольшие медальоны внизу страниц с тестом — в общем, не книжка, а праздник 🙂
О самой сказке, кстати, регулярно возникают дискуссии в книжных сообществах в ЖЖ, ее многие не любят и боятся, что ли. Я в детстве ее очень любила, и не только сказку, а и пластинку «Черная курица», которая у меня была знала наизусть дословно и с большим удовольствием рассказывала ее в садике однокашникам (чем активно пользовались воспитательницы в подготовительной группе: я знала наизусть несколько пластинок, и они устраивали мне «звездный час» — усаживали в центр на стул, всю группу полукругом, и я им наизусть шпарила сказку за сказкой, пока воспитательницы пили кофе и чесали языками).

Вот такая у меня была пластинка:

Рисунок алеши из сказки черная курица

Кстати, ее можно скачать вот тут, мои дети ее, как и я, очень любят — хорошая инсценировка: http://audio.arjlover.net/audio/chernaya_kuritsa/variant2/

Дети мои тоже слушают сказку с удовольствием. Большого вреда, страха или какой-то вселенской грусти я в ней не наблюдаю, как раз все довольно логично — за действиями следует их результат. В данном случае плачевный, но это ж типа жизнь… Наверное, это не очень соответствует канонам сказки — печальный конец, ведь в сказках обязательно все должно кончиться хорошо. Но мне кажется, такая книга полезна, ведь в какой-то момент человек сталкивается с мыслью, что иногда по его вине могут произойти вещи необратимые.
Мне в детстве, помню, совсем не жалко было Алешу, я к нему относилась как к персонажу отрицательному. И еще помню, как нравился мне факт привязки действия сказки к конкретному, знакомому мне месту — 1-й линии Васильевского острова, где я частенько бывала. И когда мы этим летом приехали на Васильевский остров, то дети первым делом просили — а где пансион на 1-й линии, где жил Алеша и Черная курица? :))

А теперь давайте рассмотрим книжку 🙂

На авантитуле — Алеша с Чернушкой идут по коридорам с рыцарями.

Рисунок алеши из сказки черная курица

Начало сказки — с заставкой и медальоном внизу — ух, как я, маленькая, любила рассматривать эти медальончики 🙂

Рисунок алеши из сказки черная курица

Полностраничная иллюстрация — Алеша кормит курочек. Очень нарядная бекеша у него 🙂

Рисунок алеши из сказки черная курица

Разворот

Рисунок алеши из сказки черная курица

И словарик старинных слов — кстати, в одном из обсуждений видела, что кто-то видит трудность в понимании детьми сложного повестования, полного устаревших и незнакомых выражений.

Рисунок алеши из сказки черная курица

В книге так же есть статья о художнике — еще одни большой плюс в пользу издания 🙂 Статья очень славная, и я ее тут приведу, вдруг еще кому-нибудь кроме меня, она покажется интересной 🙂

О художнике этой книги

    Художник Алексей Дмитриевич Рейпольский (р. 1945 г.) знаком читателям волшебных сказок, приключенческих историй, жизнеописаний выдающихся людей, русской классической прозы и поэзии. Он окончил графический факультет Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина по мастерской М.А. Таранова в 1969 году, и за истекшие годы создал оформление и иллюстрации почти к трем десяткам книг, много раз участвовал в ленинградских и республиканских выставках.
    Творчество Рейпольского не ограничивается книжной графикой: его станковые эстампы и акварели, живописные портреты и композиции на сказочные темы стали известны ленинградцам благодаря персональным выставкам в магазине-салоне «Ленинград» (1983) и в книжной лавке писателей (1986). И все же книга — главное в работе художника. Ему свойственно пристрастное отношение к литературным достоинствам и содержанию произведения; стремление работать с высочайшим литературным материалом сказалось уже при выборе романа Ф.М. Достоевского «Игрок» в качестве темы дипломной работы.
    Иллюстрации к роману Л. Раковского «Адмирал Ушаков» и повести Н. Внукова «Слу­шайте песню перьев» Рейпольский выполнил в технике линогравюры, и такое решение было самым органичным для суровой истории жизни русского флотоводца и для полного неожиданностей рассказа об удивительной судьбе индейца Сат-Ока. Линогравюры к книге Н. Внукова особенно удачны. В экспрессивных сочетаниях черного и белого художник нашел выразительный язык, позволивший передать нервное напряжение перемежающихся в книге эпизодов жизни канадских индейцев и трагических событий второй мировой войны.
    Контурные перовые рисунки, лишь кое-где дополненные лаконичной штриховкой, сопровождают книгу повестей и рассказов В. Лебедева «Высокое поле» и издания серии «Выдающиеся деятели науки и культуры в Петербурге — Петрограде — Ленинграде», посвя­щенные А.Н. Радищеву, М.Ю. Лермонтову, Г.Р. Державину, Л.Н. Толстому, А.А. Блоку. В книгах ленинградской серии ярко и своеобразно звучит близкая художнику тема родного города, ясно ощутима любовь к его архитектуре и истории.
    В иной манере выполнены рисунки к книге Ю. Козлова «Добрая ягода калина». Штрихами мягкого черного карандаша достигнута в них моделировка объема и сдержанные тональные переходы. Выразительные детские лица, добрые лошадиные морды, ветвистые рога оленей возникают в книге естественно просто так же, как естественные, простые и добрые слова писателя.
    Несколько лет работы отдал А.Д. Рейпольский волшебным сказкам Шарля Перро, и французские сказки XVII века пришли к новому поколению детей в запоминающихся образах, в тонкой, временами изысканной интерпретации сказочных событий и реалий. Хрупкий мир чудес воссоздан в иллюстрациях к «Золушке» в утонченной технике офорта, легко раскрашенного акварелью. Оформляя «Спящую красавицу», художник обратился к сочетанию цветного карандаша и акварели. «Синяя Борода» и «Мальчик-с-Пальчик» побудили Рейпольского полностью отдать предпочтение цветным карандашам, и, действительно, их плотные и определенные тона представляются более соответствующими жестоким сюжетам этих сказок, чем прозрачность акварели. «Красная Шапочка» — книжка-раскра­ска, но даже в таком «упрощенном» издании, сам тип которого диктует отказ от цвета и некоторую вялость штриха, Рейпольскому удалось сохранить образную выразительность персонажей и композиционную занимательность «картинок». Не только полосные иллюстрации, но и заставки, концовки, многочисленные орнаментальные элементы оформления помогают маленькому читателю ощутить эстетическую и эмоциональную ткань старых сказок. В книжках «работает» все — и украшенный изысканными растительными и архи­тектурными мотивами титульный лист «Золушки», и огромность потайных переходов замка Синей Бороды (они не уместились в одной полосе и потребовали целого разворота!), и страшный облик Людоеда в «Мальчике-с-Пальчик». Впрочем, художник никогда не показывает жестоких кровавых эпизодов, он подчеркивает и возвышает гуманистический смысл сказок. Историческая точность в изображении костюмов и предметов быта ни в коей мере не подернута «музейной пылью», но лишь дает художнику свободу в обращении с реалиями отдаленной эпохи.
    Новая книга, оформленная Рейпольским, объединила две темы, утвердившиеся в его творчестве,— сказку и Петербург. «Черная курица» Антония Погорельского увидела свет в 1829 году. Она до сих пор остается самым читаемым произведением писателя пушкинской поры Алексея Алексеевича Перовского, печатавшего свои литературные произведения под псевдонимом Погорельский (от названия сельца Погорельцы). А.А. Перовский сочинил сказку для своего маленького племянника — будущего писателя, поэта и драматурга Алек­сея Константиновича Толстого. Герою сказки он дал имя племянника и поселил Алешу в Петербурге конца 1780-х годов.
    «Черная курица» — петербургская сказка, ее образная природа может существовать только в коротком свете петербургской зимы. Реальность лишена здесь приземленности, а вымысел — гротеска; волшебное возникает на ускользающей грани действительного и во­ображаемого. Сказка эта о том, как чернят душу неблагодарность, заносчивость, неза­служенный успех, но она и о том, что спасенная от ножа кухарки черная курица может обернуться министром милого маленького народа, что попросить лапку у серой кошки — значит вызвать целую цепь странно связанных между собою действий, что дырочки в заборе сделала, наверное, добрая волшебница… Сказочное сплетается и вырастает из знакомого или известного Алеше и обладает убедительностью взаправдашней истории, рассказанной зимним вечером при свете свечи.
    Эти нюансы удалось уловить художнику. Он ясно ощутил, как важна в книжке историческая конкретность Васильевского острова, приметы ушедшего в прошлое быта. Узнаются знакомые силуэты и характерные приметы архитектуры, костюмы и мебель дают точный временной адрес. Портретная индивидуальность придана лицам, житейская обосно­ванность — жестам. Но помимо топографической определенности присутствует образ зимнего города, помимо бытовой ясности — Алешино восприятие взрослого мира, в котором так истово готовятся к визиту начальника и так просто говорят о намерении зарезать Чернушку. Изображение фантастического мира подземных жителей обстоятельно и убедительно, слов­но речь идет о столь же хорошо известном художнику предмете, как Россия XVIII века.
    Иллюстрации Рейпольского выполнены акварелью, лишь кое-где в фактуру акварельной живописи органично введен перовой штрих. В них заметно следование приемам станкового искусства (в частности, внимательное построение перспективы), но это отнюдь не нарушает их книжной природы и лишь усиливает ощущение достоверности происходящего. Художнику удается сохранить зыбкую осязаемость волшебства, в которой таится секрет очаро­вания «Черной курицы». Прочитана книга, рассмотрены картинки. Рассыпались пустые рыцарские латы. Но сказка не кончена: тихим зимним вечером летит по Петербургу карета, унося Алешу из детства, из мудрых сказок, навсегда поселяющих в душе высокие пред­ставления о доброте и чести.

А. Максимова

Источник: vnu4ka.livejournal.com

Еще одна книга с иллюстрациями А.Д. Рейпольского в нашей коллекции — «Черная курица, или подземные жители» А. Погорельского («Художник РСФСР», Лениград, 1989).
Эта книга была у меня дома, но в переездах канула в Лету. Но поскольку я ее очень любила, то детям купила у букиниста.
До «Сказок» Пушкина она была, наверное, самой большой иллюстрированной Рейпольским детской книжкой, по-крайней мере, из известных мне. Были еще «россыпью» сказки Шарля Перро, но эта была очень большая, нарядная и красочная.
Как и в «Сказках» Пушкина, в ней все замечательно — и обложка, и форзац, и заставки, и рамочки на каждой странице, и небольшие медальоны внизу страниц с тестом — в общем, не книжка, а праздник 🙂
О самой сказке, кстати, регулярно возникают дискуссии в книжных сообществах в ЖЖ, ее многие не любят и боятся, что ли. Я в детстве ее очень любила, и не только сказку, а и пластинку «Черная курица», которая у меня была знала наизусть дословно и с большим удовольствием рассказывала ее в садике однокашникам (чем активно пользовались воспитательницы в подготовительной группе: я знала наизусть несколько пластинок, и они устраивали мне «звездный час» — усаживали в центр на стул, всю группу полукругом, и я им наизусть шпарила сказку за сказкой, пока воспитательницы пили кофе и чесали языками).

Вот такая у меня была пластинка:

Рисунок алеши из сказки черная курица

Кстати, ее можно скачать вот тут, мои дети ее, как и я, очень любят — хорошая инсценировка: http://audio.arjlover.net/audio/chernaya_kuritsa/variant2/

Дети мои тоже слушают сказку с удовольствием. Большого вреда, страха или какой-то вселенской грусти я в ней не наблюдаю, как раз все довольно логично — за действиями следует их результат. В данном случае плачевный, но это ж типа жизнь… Наверное, это не очень соответствует канонам сказки — печальный конец, ведь в сказках обязательно все должно кончиться хорошо. Но мне кажется, такая книга полезна, ведь в какой-то момент человек сталкивается с мыслью, что иногда по его вине могут произойти вещи необратимые.
Мне в детстве, помню, совсем не жалко было Алешу, я к нему относилась как к персонажу отрицательному. И еще помню, как нравился мне факт привязки действия сказки к конкретному, знакомому мне месту — 1-й линии Васильевского острова, где я частенько бывала. И когда мы этим летом приехали на Васильевский остров, то дети первым делом просили — а где пансион на 1-й линии, где жил Алеша и Черная курица? :))

А теперь давайте рассмотрим книжку 🙂

На авантитуле — Алеша с Чернушкой идут по коридорам с рыцарями.

Рисунок алеши из сказки черная курица

Начало сказки — с заставкой и медальоном внизу — ух, как я, маленькая, любила рассматривать эти медальончики 🙂

Рисунок алеши из сказки черная курица

Полностраничная иллюстрация — Алеша кормит курочек. Очень нарядная бекеша у него 🙂

Рисунок алеши из сказки черная курица

Разворот

Рисунок алеши из сказки черная курица

И словарик старинных слов — кстати, в одном из обсуждений видела, что кто-то видит трудность в понимании детьми сложного повестования, полного устаревших и незнакомых выражений.

Рисунок алеши из сказки черная курица

В книге так же есть статья о художнике — еще одни большой плюс в пользу издания 🙂 Статья очень славная, и я ее тут приведу, вдруг еще кому-нибудь кроме меня, она покажется интересной 🙂

О художнике этой книги

    Художник Алексей Дмитриевич Рейпольский (р. 1945 г.) знаком читателям волшебных сказок, приключенческих историй, жизнеописаний выдающихся людей, русской классической прозы и поэзии. Он окончил графический факультет Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина по мастерской М.А. Таранова в 1969 году, и за истекшие годы создал оформление и иллюстрации почти к трем десяткам книг, много раз участвовал в ленинградских и республиканских выставках.
    Творчество Рейпольского не ограничивается книжной графикой: его станковые эстампы и акварели, живописные портреты и композиции на сказочные темы стали известны ленинградцам благодаря персональным выставкам в магазине-салоне «Ленинград» (1983) и в книжной лавке писателей (1986). И все же книга — главное в работе художника. Ему свойственно пристрастное отношение к литературным достоинствам и содержанию произведения; стремление работать с высочайшим литературным материалом сказалось уже при выборе романа Ф.М. Достоевского «Игрок» в качестве темы дипломной работы.
    Иллюстрации к роману Л. Раковского «Адмирал Ушаков» и повести Н. Внукова «Слу­шайте песню перьев» Рейпольский выполнил в технике линогравюры, и такое решение было самым органичным для суровой истории жизни русского флотоводца и для полного неожиданностей рассказа об удивительной судьбе индейца Сат-Ока. Линогравюры к книге Н. Внукова особенно удачны. В экспрессивных сочетаниях черного и белого художник нашел выразительный язык, позволивший передать нервное напряжение перемежающихся в книге эпизодов жизни канадских индейцев и трагических событий второй мировой войны.
    Контурные перовые рисунки, лишь кое-где дополненные лаконичной штриховкой, сопровождают книгу повестей и рассказов В. Лебедева «Высокое поле» и издания серии «Выдающиеся деятели науки и культуры в Петербурге — Петрограде — Ленинграде», посвя­щенные А.Н. Радищеву, М.Ю. Лермонтову, Г.Р. Державину, Л.Н. Толстому, А.А. Блоку. В книгах ленинградской серии ярко и своеобразно звучит близкая художнику тема родного города, ясно ощутима любовь к его архитектуре и истории.
    В иной манере выполнены рисунки к книге Ю. Козлова «Добрая ягода калина». Штрихами мягкого черного карандаша достигнута в них моделировка объема и сдержанные тональные переходы. Выразительные детские лица, добрые лошадиные морды, ветвистые рога оленей возникают в книге естественно просто так же, как естественные, простые и добрые слова писателя.
    Несколько лет работы отдал А.Д. Рейпольский волшебным сказкам Шарля Перро, и французские сказки XVII века пришли к новому поколению детей в запоминающихся образах, в тонкой, временами изысканной интерпретации сказочных событий и реалий. Хрупкий мир чудес воссоздан в иллюстрациях к «Золушке» в утонченной технике офорта, легко раскрашенного акварелью. Оформляя «Спящую красавицу», художник обратился к сочетанию цветного карандаша и акварели. «Синяя Борода» и «Мальчик-с-Пальчик» побудили Рейпольского полностью отдать предпочтение цветным карандашам, и, действительно, их плотные и определенные тона представляются более соответствующими жестоким сюжетам этих сказок, чем прозрачность акварели. «Красная Шапочка» — книжка-раскра­ска, но даже в таком «упрощенном» издании, сам тип которого диктует отказ от цвета и некоторую вялость штриха, Рейпольскому удалось сохранить образную выразительность персонажей и композиционную занимательность «картинок». Не только полосные иллюстрации, но и заставки, концовки, многочисленные орнаментальные элементы оформления помогают маленькому читателю ощутить эстетическую и эмоциональную ткань старых сказок. В книжках «работает» все — и украшенный изысканными растительными и архи­тектурными мотивами титульный лист «Золушки», и огромность потайных переходов замка Синей Бороды (они не уместились в одной полосе и потребовали целого разворота!), и страшный облик Людоеда в «Мальчике-с-Пальчик». Впрочем, художник никогда не показывает жестоких кровавых эпизодов, он подчеркивает и возвышает гуманистический смысл сказок. Историческая точность в изображении костюмов и предметов быта ни в коей мере не подернута «музейной пылью», но лишь дает художнику свободу в обращении с реалиями отдаленной эпохи.
    Новая книга, оформленная Рейпольским, объединила две темы, утвердившиеся в его творчестве,— сказку и Петербург. «Черная курица» Антония Погорельского увидела свет в 1829 году. Она до сих пор остается самым читаемым произведением писателя пушкинской поры Алексея Алексеевича Перовского, печатавшего свои литературные произведения под псевдонимом Погорельский (от названия сельца Погорельцы). А.А. Перовский сочинил сказку для своего маленького племянника — будущего писателя, поэта и драматурга Алек­сея Константиновича Толстого. Герою сказки он дал имя племянника и поселил Алешу в Петербурге конца 1780-х годов.
    «Черная курица» — петербургская сказка, ее образная природа может существовать только в коротком свете петербургской зимы. Реальность лишена здесь приземленности, а вымысел — гротеска; волшебное возникает на ускользающей грани действительного и во­ображаемого. Сказка эта о том, как чернят душу неблагодарность, заносчивость, неза­служенный успех, но она и о том, что спасенная от ножа кухарки черная курица может обернуться министром милого маленького народа, что попросить лапку у серой кошки — значит вызвать целую цепь странно связанных между собою действий, что дырочки в заборе сделала, наверное, добрая волшебница… Сказочное сплетается и вырастает из знакомого или известного Алеше и обладает убедительностью взаправдашней истории, рассказанной зимним вечером при свете свечи.
    Эти нюансы удалось уловить художнику. Он ясно ощутил, как важна в книжке историческая конкретность Васильевского острова, приметы ушедшего в прошлое быта. Узнаются знакомые силуэты и характерные приметы архитектуры, костюмы и мебель дают точный временной адрес. Портретная индивидуальность придана лицам, житейская обосно­ванность — жестам. Но помимо топографической определенности присутствует образ зимнего города, помимо бытовой ясности — Алешино восприятие взрослого мира, в котором так истово готовятся к визиту начальника и так просто говорят о намерении зарезать Чернушку. Изображение фантастического мира подземных жителей обстоятельно и убедительно, слов­но речь идет о столь же хорошо известном художнику предмете, как Россия XVIII века.
    Иллюстрации Рейпольского выполнены акварелью, лишь кое-где в фактуру акварельной живописи органично введен перовой штрих. В них заметно следование приемам станкового искусства (в частности, внимательное построение перспективы), но это отнюдь не нарушает их книжной природы и лишь усиливает ощущение достоверности происходящего. Художнику удается сохранить зыбкую осязаемость волшебства, в которой таится секрет очаро­вания «Черной курицы». Прочитана книга, рассмотрены картинки. Рассыпались пустые рыцарские латы. Но сказка не кончена: тихим зимним вечером летит по Петербургу карета, унося Алешу из детства, из мудрых сказок, навсегда поселяющих в душе высокие пред­ставления о доброте и чести.

А. Максимова

Источник: vnu4ka.livejournal.com

Антоний Погорельский. Черная курицаАнтоний Погорельский. Чёрная курица, или Подземные жители

 Сказка-повесть о Чёрной курице была написана Алексеем Алексеевичем Перовским. Сказку напечатали в 1829 году. Перовский выбрал себе литературное имя — Антоний Погорельский — по названию села Погорельцы на Украине, где писатель долго жил. Погорельский написал сказку для десятилетнего племянника Алёши. Когда этот мальчик вырос, то сделался знаменитым писателем, сам стал автором многих литературных произведений, писал стихи. Среди них — известное стихотворение «Колокольчики мои, цветики степные». Имя этого писателя — Алексей Константинович Толстой. Героя сказки Погорельского тоже зовут Алёшей.

Как и сказка Одоевского, сказка-повесть Погорельского переносит нас в чудесный мир, но как не похож этот мир на музыкальный городок! Алёша увидел маленьких рыцарей, их короля. В тронном зале собрались придворные в парадных одеждах, и Алёша узнал, что его Чернушка не курица, а королевский министр, одетый во всё чёрное, с малиновой шапочкой на голове.

Волшебный мир открыл мальчику свои сокровенные тайны. Только добрым людям понятен и доступен мир чудес: ведь Алёша пожалел чёрную курицу, поэтому и попал в сказочное королевство. За доброту Алёшу хотели наградить, но он попросил волшебное семечко. Всё стало даваться мальчику без всякого труда. И Алёша сделался заносчивым и надменным. Начались беды. Настал печальный час — министр из подземного королевства пришёл проститься с Алёшей. Мальчик увидел на руках у него цепи, а потом, перед самым рассветом, услышал, как застучали под полом маленькие колёса, донеслись шаги множества маленьких людей, раздался плач женщин и детей — подземный народ навсегда уходил из своих мест.

Горько стало Алёше… Неотвратимые несчастья обрушиваются на человека, если он перестаёт быть добрым, забывает о долге. Трудно после этого стать прежним.

Картины сказочного мира перемежаются у Погорельского с достоверным рассказом о жизни в старинном Петербурге, о пансионе с его дортуарами-спальнями, со строгими учителями. От соединения выдумки с правдой реальный мир становится особенно поэтичным, а сказочный — воспринимается как настоящий. Сказка совсем близко — надо только незаметно, ничего не тронув, пройти через комнаты древних старушек, которые «собственными глазами видели Петра Великого и даже с ним говаривали»…

Сказка Одоевского давно признана первоклассным художественным произведением. Она до сих пор сохраняет своё очарование, нравится своим умным вымыслом.

В. П. Аникин

 

 

Источник: knigiskartinkami.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.